Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

Сохранившиеся предметы из походной Свято-Троицкой церкви Черноморского казачьего войска

Сохранившиеся предметы из походной Свято-Троицкой церкви Черноморского казачьего войска

СОХРАНИВШИЕСЯ ПРЕДМЕТЫ ИЗ ПОХОДНОЙ
СВЯТО-ТРОИЦКОЙ ЦЕРКВИ
ЧЕРНОМОРСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА

Принято считать, что именно от алтаря первой на Кубани походной Свято-Троицкой церкви Черноморского казачьего войска, была спланирована улица Красная, давшая начало Екатеринодару. Церковь во имя Святой Живоначальной Троицы была подарена черноморцам Светлейшим князем Г.А. Потемкиным-Таврическим в 1789 г. и привезена на Кубань вторым отрядом казаков-переселенцев во главе с войсковым атаманом Захарием Чепегой. Стояла она в центре крепостной площади Екатеринодара. Храм представлял собой разборную палатку, состоящую из каркаса, собранного из деревянных брусьев, а также чехла из плотной полотняной материи. Внутри устанавливался алтарь и первоначально написанный на холсте иконостас. В походе церковь перевозилась в разобранном виде на двух повозках, а зимой, во время службы, казаки накрывали ее камышом, чтобы прихожане не мерзли. Сама походная церковь до наших дней не сохранилась, но в Краснодарском государственном историко-археологическом музее им. Е.Д. Фелицына экспонируются четыре предмета, в свое время находившиеся в алтаре первого екатеринодарского храма

Евангелие, напечатанное в Москве в 1759 г. в серебряном позолоченном окладе работы московского ювелира Петра Антонова 1763 г. относится еще к церковным реликвиям Запорожской Сечи (ил. 1). После упразднения Сечи Евангелие находилось в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга, а затем, с разрешения Святейшего Синода, было привезено в Екатеринодар войсковым атаманом Т.Т. Котляревским и помещено в походную Свято-Троицкую церковь. Серебряная с позолотой люстра, изготовленная неизвестным польским мастером в 1751 г., была пожалована в походную Свято-Троицкую церковь императрицей Екатериной II в качестве паникадила (ил. 2). Два вклада в походную Свято-Троицкую церковь войскового судьи Черноморского войска Антона Головатого – серебряный позолоченный, украшенный эмалью потир работы московского ювелира Ивана Назарова 1789 г. (ил. 3) и серебряная с позолотой риза с образа Святого Николая Чудотворца, изготовленная в 1794 г. (ил. 4). Все четыре предмета экспонируются на втором этаже особняка Богарсукова, в зале, где расположена выставка «Регалии и реликвии Кубанского казачьего войска» (ил. 5).

Остановимся более подробно на серебряном окладе с иконы Св. Николая. Икона эта уже почти сто лет считается утраченной, а оклад сохранился. Серебряный, местами вызолоченный оклад иконы Св. Николая Чудотворца изготовлен неизвестным мастером с инициалами «П.В.». Над венцом Святого Николая полукругом расположена надпись «Сия риза морскому Николаю Чудотворцу сделана коштом войскового судьи армии полковника и кавалера Антона Андреевича Головатого в Черноморскую флотилию. В Екатеринодаре 1794 года июля 10-го». На окладе, кроме именного клейма мастера, прочеканены также вес и 12-каратная проба. Хотя в Российской империи была принята золотниковая система пробирования серебра, но иногда встречается и каратная, более распространенная в XVIII в. на территории Польши и Украины. В июле 1794 г. войсковой судья исполнял должность атамана Черноморского войска, так как Чепега в это время находился в польском походе, и образ Св. Николая для пожертвования был выбран Головатым, возглавлявшим еще и Черноморскую казачью флотилию, не случайно – как известно Николай Угодник – покровитель моряков. На момент изготовления серебряной ризы, в Екатеринодаре был только один храм – вышеупомянутая войсковая походная Свято-Троицкая церковь Черноморского войска, и вне всяких сомнений икона Св. Николая была вкладом войскового судьи именно в этот первый на Кубани казачий православный храм. С 1802 г. украшенный серебряной ризой образ Николая Чудотворца находился уже в деревянном войсковом Воскресенском соборе. В 1875 г. Воскресенский собор за ветхостью разобрали, а все его иконы были перенесены в новый войсковой Александро-Невский собор.

Согласно актам комиссии по изъятию церковных ценностей, которые хранятся в Государственном архиве Краснодарского края, 5 мая 1922 г. икона Св. Николая Чудотворца в серебряном окладе 1794 г. была передана из Александро-Невского собора в Кубано-Черноморский областной музей. С 1921 по 1924 гг. Екатеринодарская картинная галерея была частью Кубано-Черноморского областного музея и значилась как его художественный отдел. На тот момент, коллекция иконописи в картинной галерее была довольно незначительной и только через несколько лет, в 1929–1931 гг. из ГИМа в Краснодар было передано несколько десятков великолепных икон различных школ XVI–XVIII вв. Вероятнее всего, в 1922 г. сразу после поступления образа Св. Николая в Кубано-Черноморский областной музей, серебряный  оклад с иконы был снят и оставлен в старом здании музея на ул. Рашпилевской, а икона стала экспонироваться в художественном отделе музея – то есть в картинной галерее, расположенной в особняке Шарданова.

В 1925 г., по неоднократным просьбам сотрудников картинной галереи, Управление по делам музеев выделило художественный отдел в самостоятельное учреждение под названием «Кубанский советский художественный музей им. А.В. Луначарского». В результате, образ Николая Чудотворца оказался разделенным, икону оставили в картинной галерее, и в дальнейшем она предположительно могла попасть в фонды Краснодарского краевого художественного музея им. Ф.А. Коваленко, а серебряный оклад остался на Рашпилевской и сейчас, как уже было сказано, экспонируется в музее им. Е.Д. Фелицына.

В прекрасно изданном в 2008 г. каталоге музея им. Ф.А. Коваленко опубликованы две иконы Николая Чудотворца, совпадающие с размерами серебряного оклада. Первая из них поступила только в 1929 г. из ГИМа, датируется она XVII в. и ее живопись сильно отличается от изображений на окладе, даже прорези для ликов святых не совпадают с ликами (ил. 6-8).

Рассмотрим вторую икону, которая как указано в аннотации, поступила именно из Екатеринодарской картинной галереи еще в 1925 г. (ил. 9). Икона, написанная на доске темперой, атрибутирована в каталоге как работа Никиты Горбунова (ил. 10). Никита Иванович Горбунов – представитель известной семьи иконописцев владимирской школы XVIII в., сын иконописца Ивана Григорьевича Горбунова. Впервые имя Никиты Горбунова упоминается в списках иконописцев села Холуй Владимирской губернии за 1752 г. Работал он в 50–60-х гг. XVIII в., в основном в Москве. Известна его икона «Богоматерь Курская» 1766 г., находящаяся в частной коллекции в Германии. Обратите внимание – живопись второй иконы очень точно сымитирована мастером серебряного оклада, что дает основание утверждать о принадлежности оклада именно этой иконе (ил. 11). Известно, что Антон Головатый, будучи куренным атаманом Запорожской Сечи, был в составе делегации запорожских казаков на торжествах по случаю коронации Екатерины II и находился в Москве несколько месяцев с конца 1762 г. по начало 1763 г. Возможно, именно тогда он, вероятно, и приобрел икону работы Никиты Горбунова, а позднее, в 1794 г. заказал для нее серебряную с позолотой ризу неизвестному ювелиру для вклада в Свято-Троицкую церковь, в которой на тот момент по свидетельству известного кубанского историка П.П. Короленко «иконостас был писан на холсте» и, следовательно, не было еще ни одной деревянной иконы. Музей им. Ф.А. Коваленко можно поздравить с неожиданным обретением казачьей Святыни, которая почти сто лет считалась пропавшей, а что касается серебряного оклада, хранящегося в музее им. Е.Д. Фелицына, то это, по сути – первое, дошедшее до нас ювелирное произведение, изготовленное в кубанской столице.

 

Подготовил научный сотрудник КГИАМЗ им. Е.Д. Фелицына    П.В. Новиков