Древнее золото Кубани

Кубань обладающая мягким климатом и природными богатствами, были заселены человеком уже в глубокой древности. Потому здесь много археологических памятников эпохи каменного века: пещерные стоянки и стоянки открытого типа — открыты исследователями. Интересны и памятники времени раннего металла (меди и бронзы): Майкопский курган, дольмены, многочисленные степные курганы, древние поселения, — существовавшие 6-4 тыс. лет назад.

Львиная доля памятников относится к эпохе раннего железа — VIII в. до н.э.— IV в. н.э. В этот период на территории края обитали киммерийцы и скифы, меоты, греки и сарматы, оставившие после себя руины древних городов, крепостей, городищ, варварских селищ и греческих сельских усадеб, грунтовые и курганные могильники.

Очень редкими археологическими находками считаются украшения, оружие, утварь, детали упряжи, посуда, монеты, выполненные из драгоценных металлов. Такие находки имеют огромное культурное, историческое и художественное значение и являются гордостью музейных коллекций.

Интересно, что поначалу музейные коллекции предметов из драгоценных металлов пополнялись предметами, найденными в результате хищнических раскопок кубанских степных курганов и грабежа некрополей Таманского полуострова. Иногда это были дарения случайно найденных вещей жителями городов и станиц края. Так поступили золотые пластины, украшавшие в древности деревянные чаши, ритоны, одежду—М1-1М вв. до н.э.

Первые хорошо документированные экспонаты в коллекции появились в 1928 г. в ходе раскопок меотского грунтового могильника в Краснодаре (по ул. Почтовой) под руководством М. В. Покровского. Позже в музей поступили кольца, проволочные браслеты, гривна из погребений позднеэллинистического времени.

В довоенные и первые послевоенные годы коллекции пополнялась случайными находками из разрушенных курганов. Так, в 1941 г. в Темрюкском музее оказался серебряный фалар — деталь конской упряжи. Он представлял собой круглую пластину, украшенную изображениями Афродиты, Гермеса, крылатой богини Ники, доброго гения или Эрота. Фон между фигурами богов заполняли символические изображения солнца и месяца. Фалар датируется второй половиной Н-1 вв. до н.э.

Замечательные находки были сделаны Н. В. Анфимовым. В 1944 г. в грунтовом могильнике станицы Ладожской были найдены глиняная посуда, бронзовые зеркала, бусы, железные ножи, наконечники копий и стрел, а также золотые украшения: проволочные браслеты и серьги в виде фигурок баранов, датирующиеся II в. до н.э. На цитадели одного из меотских городищ станицы Воронежской в 1948 г. были найдены золотая проволочная гривна и ожерелье. А в 1950 г. там же, в кургане: украшения конской сбруи — два парных серебряных фалара с фигурками свернувшихся львов и крупная золотая полая бусина, украшенная зернью, глиняные сосуды, железные удила, фрагменты стеклянного скифоса и бронзовой сковороды. Комплекс датируется П-1 вв. до н.э.

В 1967 г. при строительстве оросительных сооружений в станице Ивановской был снесён курган, в котором были найдены фрагменты четырёх бронзовых котлов, обломки амфор и сероглиняных сосудов, золотой наконечник ритона в виде львиной головы, а также золотые нашивные бляшки: с головой Медузы, в виде бабочек, с женской головкой в профиль, в виде фигурок стоящего Геракла, опирающегося на палицу, лошадиных голов. Список находок дополняла прямоугольная пластина с изображением фигуры так называемой змееногой богини в хитоне со складками и в высоком головном уборе — калафе. Подобные этому изображения змееногой богини находили в Северном Причерноморье в кургане Куль-Оба, датирующемся IV в. до н.э. Весьма интересно и то, что золотые украшения Ивановского кургана ярко иллюстрируют один из мифов о происхождении скифов, записанный Геродотом.

Из разрушенного в 1968 г. кургана в станице Сергиевской происходят парные серебряные фалары, украшенные четырёхлепестковыми розетками в центре. Там же был найден бронзовый италийский шлем, который датирует комплекс II в. до н.э. Подобные комплексы исследователи считают ритуальными.

С начала 70-х годов на Кубани развернулись широкие строительные работы, связанные с сооружением Краснодарского водохранилища и оросительных систем. Как следствие, в последние десятилетия XX в. археологическими экспедициями (в работе которых принимали участие сотрудники Краснодарского музея- заповедника, Института археологии, Института истории материальной культуры, Кубанского госуниверситета, Волгоградского университета и других исследовательских центров) были раскопаны городища, грунтовые могильники, десятки курганов. А коллекция предметов из драгметаллов Краснодарского музея- заповедника пополнилась хорошо документированными материалами, характеризующими культуру населения Прикубанья II в. до н.э.— Шв.н.э.

Так, в 1973 г. в одном из курганов у хутора Бойко-Понура экспедицией Краснодарского музея (Е. А. Ярковая) было исследовано впускное погребение. Судя по инвентарю, в могиле был похоронен знатный сарматский воин. Умерший (изначально, вероятно, положенный в деревянный гроб) лежал в узкой могильной яме на спине, головой на запад-юго-запад, с вытянутыми вдоль тела руками. На нём был богатый костюм, состоящий из железного шлема, шейной золотой проволочной гривны, золотого трубчатого браслета, надетого на запястье правой руки. На правом плече — золотая проволочная фибула в виде гераклова узла, удерживавшая, видимо, плащ; на груди -двенадцать золотых бляшек, по шесть с каждой стороны, исполненных в сарматском зверином стиле и украшавших кафтан. Здесь же, на погребённом и под ним, были найдены золотые пронизи, украшавшие плащ. Справа, в
бедра, лежали пять х-образных пластин. Две золотые пластины с растительным орнаментом, служившие обивкой деревянной чаши, лежали у локтя левой руки, здесь же находился стеклянный скифос, несколько десятков железных втульчатых стрел. Рядом с погребённым слева было положено длинное копьё с широким железным наконечником. В ногах погребённого поставили сероглиняный кувшин, там же лежали железные удила и бронзовые бляхи от конского убора. Комплекс погребального инвентаря датируется серединой II в. до н.э.

Особенно интересной находкой бойкопонурского кургана стал кельтский железный шлем с округлой тульей, козырьком, назатыльником и нащёчниками. Козырёк украшен рельефным валиком, назатыльник — двумя рельефными гирляндами с четырьмя мужскими личинами, нащёчники — букраниями (головками быков). Для отделки различных частей шлема использовали бронзовую проволоку и пластины. Шлем исследователи относят к восточно-кельтским. Необычна в этом погребении одновременная находка кельтского шлема, малоазийского стеклянного скифоса и двух золотых пластин, обкладок деревянной чаши, изготовленной в Пергаме. Это позволило сделать вывод, что погребённый — знатный сарматский воин, возможно, был участником военных действий сарматов во главе с царём Гаталом в Малой Азии, где Гатал был союзником одной из воюющих сторон. Там и происходили контакты сарматов с кельтами (183 г. до н.э.). Положенные в погребение предметы кельтского и малоазийского происхождения, скорее всего, были трофеями, привезёнными из Малой Азии.

В том же 1973 г. (Н. В. Анфимов, А. М. Ждановский, Е.А. Яр- ковая) был раскопан курган в станице Динской. В двух впускных сарматских погребениях в кургане эпохи бронзы — женском и мужском — были найдены золотые украшения: браслеты, двухвитковая гривна с изображениям головок змеи на концах...