Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

Бессмертный фарфор сестёр Данько

Бессмертный фарфор сестёр Данько

Р-р-революция!

Рокочущее слова, сливаясь со звуками уличных перестрелок и слаженным шагом красноармейских отрядов и патрулей Балтфлота, казалось бы, должно было стереть в прах и пепел изнеженное салонное искусство миниатюрной скульптуры Петербургского Императорского фарфорового завода, основанного ещё во времена Елизаветы Петровны и именовавшегося некогда Невской порцелиновой мануфактурой…

Ан нет! Именно тонкий и звонкий материал воплотил в себя всю огненную мощь Октябрьской революции и зазвучал в полный голос – уже набатно, чтобы во все концы планеты доносилось: «В России рождено новое государство и новое искусство!»

Уже в 1918 году Императорский завод перешел в ведение Народного комиссариата просвещения. Изящество фарфора было поставлено на службу агитации, пропаганде и коммунистическим идеалам. Художники, воодушевленные лозунгами новой эпохи, принялись творить. Миниатюрные скульптуры и росписи на посуде с фотографической точностью фиксировали происходящее.

Одними из провозвестников новой эпохи в искусстве стали сёстры – Наталия и Елена Данько. Они каждым своим произведением говорили о том, что разруха и война – дело временное, а красота, окружающая нас – бессмертна!

Те из крымчан, кто посетил новую выставку Крымского краеведческого музея «В огне двух мировых войн» обратил внимание на стоящую в витрине, посвящённой Октябрьской революции, фарфоровую композицию, где матрос держит в руках Красное знамя. Фигурка небольшая, высотой не более двадцати сантиметров. Но от неё веет несокрушимой верой в собственные силы и светлое будущее.

Время рождения оригинала 1921 год. В витрине реплика – повторение, датированное, вероятно, началом 60-х годов прошлого столетия. У оригинала более богатый колер и навершие знамени расписано золотом. Автор скульптуры – Наталия Данько. Расписана фигурка революционного матроса её сестрой – Еленой, художницей и писательницей.

За 25 работы на Императоской мануфактуре, переименованной в ЛФЗ – Ленинградский фарфоровый завод, сёстры Данько создали более 300 произведений, вошедших в мировую историю мелкой пластики.
Достаточно сказать, что коллекционеры и искусствоведы со всего мира готовы отдать немалые суммы за изделия агитационного фарфора на престижных международных аукционах Christie’s и Sotheby’s. И цены эти растут не с каждым годом, а с каждым днём и каждым часом! Например, «Гармонист» Данько выпуска тридцатых годов в идеальном состоянии стоит не меньше миллиона рублей – это у нас в стране.

В чём же секрет интереса к их творчеству? В чем таинственная притягательность хрупких статуэток, от которых невозможно оторвать глаза?
Конечно в таланте Натальи и Елены.

Первая из сестёр – Наталья Данько – скульптор-керамист, вписала одну из самых ярких страниц в историю отечественного фарфора. Художественное образование маленькой Наташи началось в раннем детстве — семья часто переезжала с места на место, и девочке пришлось учиться в самых различных учебных заведениях, славящихся несовместимостью как художественных вкусов, так и направлений в искусстве – в московском Строгановском училище (1900—1902), Городской художественной школе и студии Я. Янсона в Вильно (ныне Вильнюс). В 16 лет она пытается поступить в петербургскую Академию художеств, но безуспешно и начинает самостоятельный путь в искусстве. В 1909 году Н. Данько получила возможность работать помощницей известного петербургского ваятеля В.В. Кузнецова.

Вот что пишут о ней биографы:
«Юная Наталия Данько была также в числе ближайших сотрудников Кузнецова при создании декоративных рельефов и фигур для русских павильонов на Всемирной выставке в Риме (1910) и на Международной выставке в Турине (1911)».

Однако монументальные работы, исполненные в камне, были лишь приготовлением к той художественной деятельности, в которой Данько суждено было сказать свое слово в искусстве. На Императорский фарфоровый завод молодая художница попала как бы случайно — в тяжелые времена первой мировой войны прекратилось строительство, а вместе с ним сошли на нет скульптурные заказы.

Кузнецова пригласили заведовать художественными мастерскими завода; в свою очередь, он позвал свою помощницу. Первые опыты Данько в керамике — сюита фигурок «Русские плясуньи и пастушок» выполненных совместно с Кузнецовым, — сыграли важную роль в усвоении художницей богатейших традиций и отечественного и европейского мира.

Гражданская война в России принесла разруху, голод, холод. Парадоксально, но именно к этим годам относится расцвет, поистине эпохальные достижения фарфора».

Уже на Первой выставке советского фарфора, состоявшейся летом 1919 года в Петрограде, экспонировалась скульптурная миниатюра Данько «Партизан в походе», открывшая ряд прославленных новых героев Натальи.
Успех петроградской мастерицы – в слиянии нового содержания произведений с национальными традициями. Все её герои узнаваемы, она брала образы из окружающей действительности.

Работницы, матросы, партизаны, агитаторы, а потом колхозницы и рабочие, пионеры и студентки поражали и поражают до сих пор отточенностью мастерства, выразительностью каждого жеста или поворота головы, осознанностью применения аксессуаров, в особенности, что касалось национальных типов союзных советских республик.

Наталье Данько повезло: с нею рядом был её постоянный соавтор – младшая сестра Елена, искусно расписывавшая скульптуры и скульптурные композиции, которые под её кистью превращались в истинные драгоценности.

Не довольствуясь порученной росписью, в начале двадцатых годов она создаёт несколько моделей в мелкой пластике, выполненных в соавторстве с сестрой. Наиболее популярная работа — « Освобождённый Восток», также «Грузинка с кувшином на плече», «Пионер с барабаном».

Кроме того, Елена пробовала свои силы на театральных подмостках, писала пьесы, стихи и повести для детей, особенно после встречи в 1925 году с Самуилом Маршаком и попав под обаяние его личности и литературного таланта.

Творческий тандем сестёр Данько заслужил Всесоюзное значение.
Недаром во второй половине тридцатых годов Н.Я. Данько получает заказ на 14 барельефов на тему «Искусство народов СССР» для станции московского метрополитена «Площадь Свердлова», спроектированной И.А. Фоминым.

Творчество художницы было тесно связано со всеми проблемами советского искусства 1920—30-х годов: с 1919 по 1941 год Данько занимала ответственную должность руководителя скульптурной мастерской Государственного фарфорового завода.

Талант и преданность делу жизни определили вхождение художественного наследия сестёр Данько в сокровищницу отечественной культуры. Казалось бы – впереди блистательное будущее! Но планы Наталии и Елены, как, впрочем и всего советского общества спутала Великая Отечественная война.

Как и сотни тысяч ленинградцев, сёстры остались в блокадном городе, не желая покидать землю, в которую успели врасти корнями. Самую тяжёлую, самую голодную и убийственную, озарённую пламенем пожаров Бадаевских продовольственных складов зиму конца сорок первого-начала сорок второго они переносили с безграничным терпением и верой в будущее.

В начале февраля 1942 года по льду Ладожского озера были проложены рельсы и шпалы. По ледовому пути, под постоянным артобстрелом и немецкими бомбёжками, двинулись составы, вывозящие из стоящего насмерть города женщин, стариков и детей. Во время эвакуации погибло от голода, болезней, а главное – от немецких снарядов, пуль и бомб больше 300 000 ленинградцев.

В одном из вагонов, обессилевшие от непосильных испытаний, лежали и слушали перестук вагонных колёс Наталия и Елена, вместе со своей мамой.
Спасение от страшной голодной смерти вставало за окном вагона вместе с холодным бледно-розовым февральским рассветом. Только для младшей сестры Лены и её мамы Ольги Иосифовны оно оказалось последним: измученные блокадой сердца двух беспредельно любящих друг друга людей остановились.

Наталия пережила своих родных ненамного: её сняли с поезда в сибирском городе Ирбит уже в полном беспамятстве и доставили в больницу, где она скончалась 18 марта 1942 года.

Война оборвала их жизни, но не смогла прервать триумфальное шествие скульптур, в которых талантливые сёстры обрели своё бессмертие.

 

Александр Липин

сотрудник Крымского краеведческого музея