Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

Картина «Казак Мамай»

Картина «Казак Мамай»

Коллекция живописи Краснодарского музея-заповедника не самая многочисленная в собрании фондов. Это иконы, собранные в основном в дореволюционный период и в 80-е годы XX в., живописные полотна и акварели кубанских художников 50-90-х годов XX в. и совершенно небольшая коллекция украинской народной живописи — 7 ед. под общим названием «Казак Мамай», «Казак Запорожец», «Запорожец Иван Пугач». Автор статьи изучил имеющуюся учетную документацию, включая и дореволюционные источники. Сведений об истории поступлений картин в учетной документации не имеется, так как система учета сложилась с 1954 г.

Данные картины написаны маслом на холсте или на картоне. Все они принадлежат украинским народным художникам кон. XVIII – нач. XIX вв. По историческим источникам рисунки на темы казацкой жизни обнаруживаются еще в XVIII в. К этому периоду уже только рисунки народной живописи несли в народ легенды о казаках Запорожской Сечи.

На картинах обычно изображался запорожский казак один или группа казаков и обязательно в руках одного из них будет бандура. Бандуру казаки называли: «моя золотая» [1]. В одной запорожской песне поется: «…Как я заиграю, то любой попляшет, а потом ни один вражий сын заплачет…» [2], или «В бандуру заиграю, с товарищем погуляю…» [3], так как о вольной свободной казачьей жизни казаки любили и поговорить, и послушать. На картинах обязательно изображались трубка – люлька. В нашей коллекции имеются картины, где запорожцы изображены с трубкой во рту, сидящими под деревом – дубом среди степи, и картины, где трубка лежит рядом на земле. Люлька для казака всегда играла важную роль. Даже в праздник Пасхи казак, принеся пасху из церкви и поставив ее на стол, мог сказать своим сыновьям: «А нуте, сынки, беритесь за люльки…» [3]. Люлька для запорожца была как родная сестра или подруга, т.к., зажигая табак в люльке, держа ее во рту, казак мог скакать на своем коне много верст. Люльки украшались камнями, различными бляшками, надписями, например: «казацка люлька – добра думка», или «люлька душу услаждает». К сожалению, все запорожские люльки из коллекции КГИАМЗ надписей не имеют, но он украшены инкрустацией, деревом, костью, серебром.

Дерево – дуб, изображенное на картинах, всегда символизировало силу и долголетие казака. Его изображение присутствует на всех картинах. Так же везде изображен верный друг казака – конь в сбруе.

На дереве и на земле, вокруг сидящего или пляшущего, развешаны или разложены: фляжка для воды, натруска, сабля, шапка, котелок, бутылка «горилки», ложки и карты, все те вещи, которые сопровождали его в походе. «Ехал казак полем, да и спешился, сел под зеленым дубом да распоясался…» [2]. Под каждой картиной помещалось жизнеописание, привычки и характер изображенного казака.

В коллекции музея имеется картина, которую неизвестный народный украинский художник назвал «Запорожец». Написана она вертикально. Справа изображен дуб, на его ветке висит шапка с кисточкой сумка. А также большой медальон с изображением иконы – оберега. За ним оседланная лошадь привязана к казачьей пике, вкопанной в землю. На переднем плане изображен казак в богатом парчовом зипуне с трубкой, который играет на бандуре. Ноги казака, несоизмеримы с размером туловища, скрещены по-турецки. Перед ним слева кривая турецкая сабля, пистолет, а справа бутыль с широким горлом и стакан – кружка без ручки. Иже художник написал рассказ от лица казака, изображенного на картине, о его жизни. Рассказ состоит из тринадцати строчек. К сожалению, первые пять строчек не сохранились, так же имеются утраты и в других частях текста. Однако в оставшейся части говорится о вольнолюбивой казачьей душе, о том, как день и ночь думает, как ему победить, уговаривает себя не «журится», как молодой «Булава» ляхов бьет «аж» рука онемела.

Другая картина «Запорожец Иван Пугач» (хранится в Тимашевском музее семьи Степановых) написана на картоне. Сегодня она отреставрирована. Великолепно смотрится парчовая одежа с меховым воротником и все изображенные предметы. Текст сохранился лучше. Поэтому с первой строкой чувствуется ироничность, с которой автор текста разговаривает с человеком, смотрящим на картину.

«Хочъ дывыся ты на мэнэ табы невгадаешь видкиль я родомъ и якъ завуть нэ чирикъ никажэшь….». Далее в переводе рассказ можно продолжить так: «Когда случится, кому в степи быть, то может мое имя и фамилию угадать, у меня не одно имя…. Как хочешь меня назови «дозволяю абы лышь не крамаомъ».

«Казак душа правдива:воши бье горилку пье, на бандуре играет, в карты гуляет. Ах ты моя бандура бандура…».

«колы до тэбе» жинка молодая, она скакала бы да плясала».

Текст рассказов под картинами коллекции имеет большие утраты. Картины отреставрированы в мастерских художественной академии Ленинграда (1992 – 1994 гг.) и в ГИМе (г. Москва 2000 г.). Перед реставрацией тексты не были прочитаны и при реставрации были прорисованы только тексты хорошо читаемые. Поэтому для исследований текстов имеется широкое поле деятельности. Хранимые в музее картины никем не изучались за последние 30 лет, и автор этой статьи делает в этом направлении только первые шаги.

Примечания

1.Кащенко А. Оповидання про славне в Вiйсько Запорожське низове (коротка iсторiя вiцська Запорожськаого). Екатериновслав, 1917. С. 361 – 367.
2. Газета «Казацкий край». Сентябрь, 1994.
3. Белецкий Б.А. «Казак Мамай» — украинская народная картина Львов, 1960.

Опубликовано в сборнике материалов межрегиональной научной конференции КГИАМЗ им. Е.Д. Фелицына (г.Тимашевск, 6 – 8 октября 2010 г.) «Фелицынские чтения» (XII), Краснодар 2010 г.