Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

Обитель «Сумрака» или продолжатели дела Калашникова

Обитель «Сумрака» или продолжатели дела Калашникова

Обитель «Сумрака» или продолжатели дела Калашникова

Винтовки Лобаева

Этой осенью российские снайперы намереваются побить собственный мировой рекорд дальности точного выстрела, поразив метровую мишень с дистанции 4,7 километра. Стрелять будут из серийной винтовки SVLK-14S «Сумрак» конструкции Владислава Лобаева. В октябре прошлого года снайпер Андрей Рябинский совершил из нее рекордный прицельный выстрел на дальность 4210 метров.

До цели пуля летела 13 секунд, поднявшись в верхней точке на 300 метров. Корреспондент РИА Новости побывал в Калужской области и узнал, как делают самое точное и дальнобойное стрелковое оружие в мире.

Производство Владислава Лобаева.

Цех у дороги – это и есть основное производство частной оружейной компании «Lobaev Arms», находящейся на выезде из Тарусы, в 100 километрах от Москвы. Аккуратный фасад, тонированные витрины с символикой фирмы резко выделяются на фоне серых заборов промышленной зоны. Внутри полным ходом идет ремонт.

Предприятие расширяется, в просторном ангаре, установлены новенькие станки. По рассказу главного технолога Алексей: «Постепенно закупаем импортное оборудование. К примеру, этот станок с ЧПУ вытачивает медные пули высокого качества. Оператор просто вводит на дисплее требуемые параметры и нажимает «Пуск». Дальше машина все сделает сама».

Алексей живет в Тарусе, работает на заводе с 2008 году. За десять лет дошел до главного технолога и одновременно начальника цеха механической обработки.

Всего на предприятии трудятся около тридцати человек. Проблем с поиском инженеров и квалифицированных рабочих у руководства предприятия нет, так как рядом находятся бывшие наукограды: Протвино, Серпухов и Калуга.

В соседнем цеху бросаются в глаза токарные и сверлильные станки весьма почтенного возраста, без ЧПУ, зато с солидной биографией и гравировкой на английском, так как раньше некоторые из них стояли на американском авианосце и использовались для аварийного ремонта. В ящиках рядом уложены десятки заготовок стволов, затворов, множество измерительных инструментов и калибровочных болванок.

За железной дверью расположена оружейная комната. «Сумрак» даже без оптики оказался неожиданно увесистым и габаритным — его вес достигает почти десять килограммов. Наперевес с таким монстром не побегаешь, да он и не предназначен для этого. Углеводородная и пластиковая ложа выглядит массивной и даже немного топорной. Это тоже дань кучности, которая поглощает львиную долю вибраций от мощного выстрела, не позволяя винтовке вибрировать и брыкаться в руках стрелка. Ложу проектируют так, чтобы колебания уходили в массив (дерево или углепластик) либо равномерно распределялись между узлами и рассеивались. 

«Мягкий спуск под пальцем почти не чувствуется, при нажатии едва слышен слабый щелчок бойка. Сверхдальнобойная винтовка подкупает аскетичностью конструкции и магией полированной стали». 

Масса подвижных деталей затворной группы облегчена к минимуму — при стрельбе на большое пастояние даже малейшее колебание ствола приводит к промаху. Усилие на крючке регулируется так, чтобы при плавном нажатии выстрел прозвучал неожиданно для самого стрелка.

 

Эти винтовки – штучный товар – оружие избранных.

Впрочем, в реальном бою на рекордную дальность обычно никто не стреляет. По оценкам специалистов: эффективный снайперский огонь с вероятностью поражения цели 0,9 возможен на дистанции до двух с половиной километров. Попадание на большую удаленность, — слепая удача или демонстрация предела возможностей оружия, неосуществимая без тщательной подготовки и пристрелки.

Сейчас на предприятии делают семь моделей винтовок в разном исполнении: облегченные DVL-10 — для спецназа, тактические TSVL-8 «Сталинград» — для десантников и армейских снайперов, дальнобойные контрснайперские DXL3, а также сверхдальнобойные DXL-4M «Севастополь».

Топовая модель SVLK-14S «Сумрак» позиционируется как оружие для специальных задач. В версии для разведывательных и диверсионных подразделений DVL и TSVL комплектуются глушителями. Калибры самые разные — от стандартного: 338 Federal (8,6×51 миллиметр) до сверхмощного: 408 Chey Tac (10,4×77 миллиметров).

Все образцы от Lobaev Arms оснащены классическим продольно-скользящим — болтовым затвором, который нужно передергивать после каждого выстрела.

 

Кучность.

Такая конструкция сводит к минимуму число деталей, приходящих в движение еще до того, как пуля покинула ствол, а это повышает точность попадания.

Во всем мире кучность стрелкового оружия измеряется в угловых минутах (MOA, Minute of Angle). По стандарту НАТО, под который заточены почти все зарубежные производители, включая известную австрийскую фирму Steyr Mannlicher, высокоточные снайперские «болтовки» должны укладываться в одну минуту. То есть, грубо говоря, с расстояния в километр стабильно загонять пули в круглую мишень диаметром около 30 сантиметров.

Винтовки Лобаева бьют с точностью до 0,3 MOA и на такой дистанции уверенно вписываются в круг диаметром десять сантиметров, а некоторые и того кучнее.

«У нас свои требования к кучности и дальнобойности, — рассказывает основатель и главный конструктор Lobaev Arms Владислав Лобаев. — Если в самом ходовом снайперском калибре 338 Lapua Magnum большинство фирм делают оружие с дальнобойностью полтора километра, то мы доводим ее почти до двух. Я имею в виду дальность, на которой гарантированно поражается ростовая фигура».

 

Стратегия.

Классический «снайпинг», работа по приоритетным целям: командиры противника, связисты, наводчики артиллерийского огня и корректировщики авиаударов, причем на дистанции один-два километра. Больше двух считаются уже экстремальными, тут требуется особенно точное и мощное оружие. Его применяют для охоты на других снайперов.

В производстве используется «Крафтовая» сталь и ничего лишнего. Процесс изготовления каждой винтовки напоминает сложный шаманский обряд. Самое главное в таком оружии это ствольная группа. Стальной кругляк сначала обрабатывают снаружи, придавая нужную форму, затем обрезают и обтачивают торцы. Полученную заготовку зажимают в станок глубокого сверления и делают в ней сквозное отверстие, которое затем развертывают специальным токарным инструментом и шлифуют.

«Ствольная группа включает сам ствол, патронник, коробку и затвор. Глобально важно добиться, чтобы эти четыре элемента находились на одной виртуальной оси. Чем больше осевое рассогласование, тем хуже кучность попадания. Кроме того, очень важны материалы, из которых все это сделано». Ствольную сталь для Lobaev Arms варят по особой рецептуре. Специалисты КБ выполнили спектральный анализ трех лучших образцов оружейной стали из США, вывели собственную формулу и передали ее металлургам.

С третьей попытки им удалось изготовить металл, по характеристикам превосходящий американские аналоги.

Однако каким бы совершенным ни было оружие, кучность не обеспечить без правильного боеприпаса.

Патроны и пули для своих винтовок лобаевцы изготавливают сами либо закупают за рубежом у проверенных производителей. Как правило, это финская фирма Lapua или швейцарская RUAG. К пулям для стрельбы на экстремальные дистанции особые требования: близкая к идеальной геометрия и хороший баланс.

 

У выстрела.

Владислав Лобаев — наверное, единственный оружейник в мире, которому удалось адаптировать под серийное производство технологии штучных винтовок для бенчреста (с английского — «стрельба со станка»). Этот вид стрелкового спорта считается самым технологичным, так как результат в нем напрямую зависит от качества оружия. При изготовлении винтовок широко используется ручной труд: вытачивание патронника, финишная обработка ствола, нарезание резьбы. В Тарусе эти операции перепоручили программируемым станкам, сумев не потерять при этом в точности.

«Основали в России федерацию бенчреста и быстро поняли, что лучшее оружие американцы нам не продадут. Во-первых, выигрышные винтовки у них самих не всегда получались. Во-вторых, нашей победы на соревнованиях никто не хотел. Оставалось либо прекращать состязаться, либо учиться делать свое. Мастеров, которые это умеют, в мире — пересчитать по пальцам одной руки. Владислав учился в США у легендарного Спиди Гонсалеса. В мире бенчреста это оружейник номер один. Он хорошо относится к России и русским, за три года научил Лобаева очень многому, не взяв за это ни копейки».

Лобаеву предлагали остаться в Америке, но из патриотических соображений грин-карту он не принял. Интереснее было привезти технологии с оборудованием в Россию и делать здесь собственное снайперское оружие, не уступающее лучшим американским и австрийским образцам.

Сейчас Lobaev Arms производит от 25 до 50 винтовок ежемесячно. На заводе уверяют, что имеющиеся мощности позволяют выпускать до 250 единиц в месяц. Цены колеблются в разбросе от 350 тысяч до 2,3 миллиона рублей (цена «Сумрака»). Заказы поступают из Европы, Южной Америки, СНГ и Ближнего Востока.

Три винтовки (DVL-10, TSVL-8 и DXL-3) до конца года пройдут государственные испытания и будут приняты на вооружение одной из российских силовых структур. В Lobaev Arms готовы поделиться методами работы со сверхдальнобойным оружием и даже сопровождать обучение бойцов. Опыт взаимодействия с госструктурами у фирмы пусть небольшой, но есть — самые первые винтовки СВЛ штучно закупались для снайперов ФСО, отвечающих за безопасность президента, и успели неплохо себя зарекомендовать.

 

Автоматика и гиперзвук

Развитие снайперского оружия сегодня достигло такого уровня, что даже высококвалифицированные снайперы уже с трудом могут реализовать его возможности. Лобаев убежден, что будущее — за гиперзвуковыми патронами (начальная скорость пули две тысячи метров в секунду) и автоматизированными прицельными комплексами, которые полностью раскроют потенциал сверхточных ствольных систем. Стрелку будет достаточно лишь вбить данные и навести маркер на цель, после чего система все сделает сама — просчитает баллистику, ветер, деривацию, внесет нужные поправки и приведет пулю, куда нужно. 

 

Еременко А.Г.

кандидат культурологии, доцент, заведующей отделом истории, этнографии и природы КГИАМЗ им. ЕД. Фелицына