Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

Памяти защитника Севастополя Петра Коржа

Памяти защитника Севастополя Петра Коржа

Петр Алексеевич родился в ст. Староминской в 1914 году. До призыва на флот работал бригадиром тракторной бригады в совхозе «Староминский». Служить пошел в 20 лет. В 1940 году остался главным старшиной на сверхсрочную службу.

Отмечая его упорство в овладении знаниями (на флоте он окончил 10 классов), командование направило его на учебу в электромеханическую школу в Севастополь. Здесь и застала Петра война. Вместе с другими курсантами Петр Корж тут же попросился на свой боевой катер. На катер не попал, был направлен в морскую пехоту.

Фотодокументы и воспоминания племянницы Петра Алексеевича принадлежат восьмикласснице Наташе Корж, одной из бывших следопытов средней школы номер № 3. Записи Наташи Корж дополняют воспоминания ее тети, сестры Петра Алексеевича, Галины Алексеевны Яковлевой (Корж), проживающей в Севастополе. Записала она их по просьбе племянницы.

Особенно Галине Алексеевне запомнился последний приезд ее брата в станицу:

«В отпуск он приезжал обычно или глубокой осенью, или зимой. Дома сразу же начинал тосковать по морю. Вечерами много читал и, засиживаясь допоздна, утром любил поспать. Я была проказница. Набрав в сенцах горсть холодной, как лед, пшеницы, я бросала ему под тельняшку. Он вскакивал, хохотал и бежал на улицу умываться.

…На вокзале Петю провожали родные и друзья. Они лихо отплясывали «Яблочко», да с такими коленцами, что заглядишься. И были слезы. И были его уговоры: «Ну, что вы плачете, как будто меня хороните?» Откуда ему было знать, что он в последний раз видит отца и мать, сестру и брата?»

С конца июня 1941года электромеханической школе был отведен четвертый сектор укрепления обороны города Севастополя. Начали строить оборонительные сооружения, копали ходы сообщения между точками, протягивали связь. 

Краснофлотцы днём учились в классе или копали окопы, убежища, а ночью направлялись на боевое охранение по городу и его окрестностям.

В августе 1941года командование приказало занять сектор обороны. Начали обживать новые «каюты» дотов, дзотов и окопов, вводили в действие наблюдательны пункты.

Из воспоминаний А.А. Прохорского, бывшего курсанта школы:

«Во взводе разведки были следующие главстаршины: Шмулевич, Тихомиров, Резников, Романченко, Булашевич, Корж, Король, Шинкарёв, Горбатенко, Колесник, Евсеев и я. Накануне в подразделениях проведены комсомольские собрания и дана клятва « Ни шагу назад».

Второй штурм Севастополя (17-31 декабря1941г.) описан в воспоминаниях Жигачёва И.Ф. (командира батальона морской пехоты):

 

«18 декабря

День начался с арт.обстрела фашистов: дзот №11 был хорошо замаскирован. Фашисты пошли в атаку в полный рост.

-Стрелять только по моей команде, — предупредил старшина 2-й статьи Сергей Раенко.

Когда до передней цепи осталось несколько десятков метров, Раенко нажал на гашетку пулемета, остальные краснофлотцы расположились у окопчиков, примыкающих к дзоту, и в тот же момент гарнизон дзота открыл огонь из винтовок.

Гитлеровцы открыли яростный огонь из тяжелых миномётов. Трое – Раенко, Калюжный, Мудрик были ранены. Когда осела пыль, моряки увидели штурмовые группы врага. И вновь заговорил пулемёт, полетели гранаты. Умер смертельно раненый Мудрик. И снова атака, опять безуспешная.

 

19 декабря

Атака — гитлеровцы стремились любой ценой уничтожить дзот. Поняв, что в лоб огневую точку не взять, гитлеровцы попытались обойти дзот. Моряки разгадали манёвр врага. Доля и Погорелов выкатили пулемёт в траншею и ударили во фланг противника.

Фашисты откатились назад в селение. Положение усугубилось, когда пал дзот №12. Раенко принимает решение вызвать огонь на себя. После арт. атаки гитлеровцы отошли. К счастью, из дзота никто не пострадал. Ночью в дзот прорвалось небольшое подкрепление. Вышло семь человек, пробилось трое: заместитель политрука Макар Потапенко, главные старшины Пётр Корж и Константин Король. Они принесли с собой два ручных пулемета Дегтярёва и несколько ящиков боеприпасов. С ними пришли санитары, но все раненые отказались покинуть дзот.

Фашисты бросили на дзот авиацию. Высота утонула во взрывах. С нашего КП было видно, как девять самолетов пикировали над дзотом. Но дзот ожил.

— Убит Король, — докладывал №11-й, — вторично ранен Раенко, остальные контужены, дзот повреждён.

И снова атака. Умер от ран командир дзота старшина 2-й статьи Сергей Раенко. Его последними словами были « Ни шагу назад! Помните нашу клятву…». Связь с 11-м прекратилась. Послать подмогу было невозможно: везде было тяжело , всё меньше и меньше оставалось бойцов.»

Из воспоминаний И. Еременко:

«…были ранены Корж (в голову), Калюжный (легко), зам политрука Потапенко (потерял сознание). Потапенко санитары вынесли из зоны обстрела.

Корж истекал кровью, но не отходил от пулемёта. Григорий Доля ранен в руку, мы передали его санинструктору. К вечеру в живых осталось трое: Четвертаков, Погорелов и я. Корж и Калюжный истекли кровью, их похоронили неподалёку в кустах. Предали тела земле в присутствии жительниц села Комишли — С.Л. Николи и её дочери Светы, 14-ти лет… Они принесли нам молока и хлеба…

 

20 декабря

20 декабря на дзот пошли отборные части, но снова отступили. И тогда немцы решили разбить дзот с помощью артиллерии. Убило Четвертакова и Погорелова. Я продержался до 21 декабря, но последнего своего боя не помню. Был сильно контужен и очнулся уже в госпитале номер 1567 города Кутаиси».

 

Когда враг был отброшен, в противогазной сумке Алексея Калюжного нашли записку с клятвой Родине. Вот её текст: «Родина моя, земля русская! Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался, как подсказывало мне мое сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Моряки-черноморцы! Держитесь крепче, уничтожайте фашистских бешенных собак. Клятву воина я сдержал. Калюжный».

В 1945 году на месте легендарного дзота установлен обелиск из инкерманского камня, на котором запечатлены имена славных его защитников и текст клятвы Алексея Калюжного.

В 1965 году останки краснофлотцев были перенесены на Братское кладбище Великой Отечестенной войны в Севастополе.

 

Научный сотрудник Староминского музея

С.Н. Егорова