Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

Светлейший князь Г.А. Потемкин-Таврический и Черноморское казачье войско.

Светлейший князь Г.А. Потемкин-Таврический и Черноморское казачье войско.

Светлейший князь Г.А. Потемкин-Таврический и Черноморское казачье войско.

К вопросу о том, какой год считать датой основания Войска верных казаков.

Исполинская личность Светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического резко выделяется из сонма сподвижников Императрицы Екатерины Великой, так как положение, занимаемое им при Дворе, было совершенно особое – оно крепилось не только на его фаворе, но и на согласии государственных идей и политических целей Екатерины и Потемкина, разделявшего с Императрицей, по ее собственному признанию, «тяжесть правления». Светлейший был не только «баловнем счастья», но и достойным соратником Императрицы, оставившим заметный след в истории. В течение семнадцати лет, на внутренней и внешней политике России сказывалось влияние государственного ума Потемкина – по выражению Державина «наперсника северной Минервы», и этот период был самым блестящим в ее царствовании, что вполне закономерно, ведь князь был одним из образованнейших людей своего времени, легко постигал самые сложные политические комбинации, а его прозорливость, часто граничила с гениальностью. Прямой, смелый, он не понимал препятствий и всегда смотрел опасности в глаза, а его характер по своим нравственным свойствам был олицетворением чисто русской натуры, сотканной из противоречий, со всеми ее достоинствами и недостатками.

      Создание Черноморского казачьего войска – прямая заслуга Григория Александровича Потемкина. Упразднение неуправляемой Запорожской Сечи и создание совершенно нового войска – «по типу Донского» на службе России, требовало много ума и отваги, и Императрица оценила это, впоследствии издав Указ о пожаловании князя «великим гетманом Черноморского войска» — Григорий Александрович был первым и последним гетманом Черноморского казачьего войска.   

       Среди современных исследователей уже устоялось мнение, что Черноморское казачье войско основано в 1787 г., и главным аргументом этого утверждения, считается известный письменный приказ князя Г.А. Потемкина-Таврического от 20 августа 1787 г. о наборе волонтеров, в связи с начавшейся очередной русско-турецкой войной.

       Но, во-первых, в Российской Империи новые казачьи войска создавались, все-таки, по Высочайшим указам Императоров и Императриц, а не по приказам чиновников, пусть даже весьма высокого ранга.

       Во-вторых, волонтерскую команду, как набрали, так могли и распустить после окончания военных действий – как уже было в 1783 г. с набранной из бывших запорожцев командой в несколько сотен человек для усмирения восставших татар [1].

       И в третьих, сама эта волонтерская команда, стала, по сути, волонтерской командой, только 3 января 1788 г. – после принятия присяги, а до этого момента, была просто сборищем жителей Екатеринославского наместничества. Запорожцы шли в волонтеры неохотно, первые итоги сбора оказались неутешительными, поэтому уже 12 октября 1787 г., Потемкин принял решение брать всех желающих и издал новый соответствующий приказ. Наконец, 27 ноября все собранные во главе с секунд-майором С.И. Белым и капитаном З.А. Чепегой прибыли в Екатеринославскую армию, в 3-ю дивизию, которой командовал генерал-аншеф А.В. Суворов, где 3 января 1788 г. приняли присягу – согласно присяжному листу всего 376 человек, причем запорожцев среди них было менее половины [2]. Именно с этого момента бывшие запорожцы и стали по сути волонтерской командой, хотя и получали, по распоряжению Светлейшего, жалованье уже с сентября 1787 г.

       Прекрасным историческим источником для изучения всех нюансов этих событий, служит опубликованная личная переписка Екатерины II и Г.А. Потемкина. Прежде всего, нужно учитывать, что князь начал собирать волонтерскую команду из бывших запорожцев, без согласования с Императрицей и впервые осторожно сообщил ей об этом в письме от 25 декабря 1788 г., так как до конца не был уверен в положительном решении вопроса о создании нового войска. Письмо это Екатерина II получила только 3 января 1788 г. и, кстати, именно из него она впервые узнала, предложенное князем, название будущего войска – Войско верных казаков [3]. Еще не получив ответного письма, 2 января 1788 г. Потемкин решает обратиться к Екатерине II уже со Всеподданейшим донесением, в котором пытается представить все наиболее убедительные доводы в пользу создания нового войска, и сразу же на следующий день пишет ей еще одно личное письмо, в очередной раз, пытаясь уговорить Императрицу, даже увеличив число набранных волонтеров, указывая в этом письме мифическую цифру – 1000 человек [4]. Князь понимал, что для привлечения основной массы запорожцев, воевавших на стороне турок, волонтерской команды было мало, нужно было новое войско – с землей и новыми жалованными Регалиями.

       В ответном письме от 11 января 1788 г. Екатерина II дала, наконец, свое согласие на пожалование верным казакам земли на Таманском полуострове (какое же казачье войско без земли), что и было официально подтверждено через три дня в одном пунктов «Именного Указа Екатеринославскому, Таврическому и Херсонскому Генерал-Губернатору Князю Потемкину-Таврическому» [5]. Следует отметить, что именно этот Высочайший указ (до него не было вообще никаких высочайших указов, где бы упоминались бывшие запорожцы) и является основанием для создания войска. До 14 января 1788 г. верные казаки были просто одной из многих волонтерских команд Екатеринославской армии – без земли, без Регалий и без войскового атамана, хотя князь Потемкин и называл их «войском», а секунд-майора С.И. Белого – «атаманом» (для бывших запорожцев это было более естественно).

       Только 23 января 1788 г., на основании вышеупомянутого Указа, распоряжением Екатеринославского наместнического правления, Белый официально был назначен войсковым атаманом «и велено было ему учредить свой кош на Збуреевской стороне». Пешую команду формировал сам атаман, а конную – капитан З.А. Чепега [6]. В тот же день, первые казаки присягнули, уже как войско, а не как волонтерская команда на верность Российской Империи [7]. Присяга проходила в Николаевке – месте дислокации конной команды, куда была доставлена первая пожалованная Императрицей Регалия Войска верных казаков – одно из полковых знамен. На розовом знамени, освященном в местной николаевской церкви, был изображен белый равноконечный крест в сиянии и звезда ордена Св. Андрея Первозванного с надписью «За Веру и Верность» [8]. Через месяц, 27 февраля 1788 г., для присяги пешей команды были доставлены остальные Высочайше пожалованные знамена – большое войсковое и три полковых, а для С.И. Белого – атаманская булава, специально изготовленная по заказу Потемкина [9].

       В заключение, стоит отметить, что судя по трудам наиболее авторитетных дореволюционных военных историков, дата создания Войска верных казаков именно «14 января 1788 г.», не вызывала сомнений и поэтому старейшие полки Черноморского, а затем Кубанского войска вели свое старшинство не с 1787, а именно с 1788 г. [10]. Но даже, если отдавать предпочтение не этой дате – «14 января 1788 г.», а, например, «23 января 1788 г.» – присяга конной команды и официальное назначение Сидора Белого войсковым атаманом, либо «27 февраля 1788 г.» – присяга пешей команды во главе с атаманом или «3 января 1788 г.» – фактическое создание волонтерской команды – год остается один и тот же – «1788», который и является годом основания Войска верных казаков, в последующем Черноморского казачьего войска, но это нисколько не умаляет главную и решающую роль Светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического в реализации этого исторического события.       

 

Библиографические ссылки

  1. Сборник исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска. В 4 т. / Сост. И.И. Дмитренко. СПб., 1896. Т. I. С. 33, 34.
  2. Письма и бумаги А.В. Суворова, Г.А. Потемкина и П.А. Румянцева. 1787–1789 гг. / Под. ред. Д.Ф. Масловского. СПб. 1893. Вып. IV. С. 80–82, 90–92.
  3. ЕкатеринаII и Г.А. Потемкин. Личная переписка 1769–1791. Письмо «824» // URL: http//www.uhlib.ru/istorija
  4. Бумаги князя Григория Александровича Потемкина-Таврического 1774–1788 гг. // Сборник военно-исторических материалов / Под. ред. Н.Ф. Дубровина. СПб., 1893. Вып. VI. С. 169, 170; Екатерина II и Г.А. Потемкин. Письмо «827».
  5. Полное Собрание Законов (ПСЗ) Российской Империи. СПб., 1830. Т. ХХII. С. 1009, 1010, док. 16605.
  6. Дмитренко И.И. Т. III. С. 9.
  7. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф. 249. Оп. 1. Д. 11. Л. 3.
  8. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 11. Л. 3; М.И. Кутузов. Документы / Под. ред. Л.М. Бескровного. М., 1950. Т. I. С. 54; Фролов Б.Е., Чернышов А.В. Знамена и штандарты Кубанского казачества. Краснодар, 2012. С. 14–21, 53.
  9. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 26. Л. 2; Фролов Б.Е., Чернышов А.В. С. 14–21, 45,53.
  10. Казачьи войска. Исторические очерки / Сост. А.И. Никольский // Столетие Военного Министерства 1802–1902. СПб., 1902. Т. XI. Ч. 2. С. 219; Императорская Гвардия / Сост. В.К. Шенк. СПб., 1910. С. 169; Казачьи войска / Сост. В.Х. Казин. СПб., 1912. С. 111; Кубанское казачье войско / Сост. А.В. Тавастшерна // Военная энциклопедия. СПб., 1914. Т. XIV. С. 364, 365.

 

 

На фото печать Войска верных казаков из фондов КГИАМЗ им. Е.Д. Фелицына. Сталь, дерево. Тула, 1788 г. Изготовлена по заказу войскового судьи А.А. Головатого.