Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

«В спокойные времена живем»: каким был Темрюк в начале ХХ века

«В спокойные времена живем»: каким был Темрюк в начале ХХ века

Вышла в свет книга «Очерки истории Темрюкской городской полиции начала XX века». Рецензию на нее подготовил научный сотрудник Темрюкского историко-археологического музея Александр Демченко.

Переодевания в женскую одежду, разбрасывание листовок с призывами к свержению властей, пение революционных песен на улице и многочисленные вымогательства денежных средств, как выразились бы в наши дни – шантаж бизнеса… Об этих и других необычных фактах быта города Темрюка начала ХХ века можно прочесть в монографии краеведа Сергея Милованова.

Нам, современникам, повезло! В спокойные времена живем.

Темрюк начала ХХ века – Россия периода трех русских революций в миниатюре. Митинги, забастовки, распространение нелегальной литературы, выборы в Государственную думу, экспроприации и революционный террор, полицейские засады и облавы – все это происходило в масштабах небольшого города с населением около пятнадцати тысяч человек.

Вот лишь некоторые факты из жизни темрюкских обывателей. К началу 1908 года среди молодежи города немалый успех имеют анархические идеи Бакунина и Кропоткина. Малоизвестные группы молодых людей с усердием, достойным лучшего применения, печатают манифесты на гектографе (переносной копировальный станок). В различных частях Темрюка горожане находят разбросанные листовки с призывами не подчиняться властям, с угрозами к тем или иным купцам, крупным торговцам, даже в адрес полицмейстера города.

Сложно себе представить в наши дни, чтобы начальник полиции, например, получил письмо от некоего воспитанника ремесленного училища с серьезным требованием «убираться из города»! В начале XX века аналогичные случаи происходили чуть ли ни с постоянством почтовой переписки. И более того, написавший эти угрозы и вскоре изобличенный анархист-коммунист Николай Еремин, по странной воле истории, позже, в период демократического временного правительства, сам становится начальником Темрюкской милиции. Многие боевики-анархисты, прошедшие школу тюрьмы и каторги, в дальнейшем заняли руководящие посты в правоохранительных органах молодой Советской республики.

Опыт экспроприации ценностей у толстосумов Темрюка, наработанный в анархическую юность, оказался как никогда востребован. А практика эта у романтиков-бомбистов была в прямом смысле на высоком профессиональном уровне исполнения. Она содержала в себе не просто рекетирские наезды, а целые театральные постановки. Так, например, участник анархистского движения – Роман Перепелицын – мастерски перевоплощался в мирную обывательницу в платочке, с корзиной и боевым револьвером за пазухой. В этом образе он и совершал, в числе иных товарищей, набеги на видных представителей городского торгового сословия. Помыслы и действия свои при этом злодеи приправляли, вы не поверите, расписками ограбленному в том, что такое-то количество денежных средств получено не наживы ради, а для развития анархистского дела на Тамани! В общем, деньги отобрали и факт сей засвидетельствовали собственноручно, квитанцией с подписью и печатью.

Впрочем, и городовые не оставались в стороне от облачения в женский наряд для участия в оперативной засаде.

На этом зазеркалье абсурдной, с точки зрения современности, криминальной жизни темрюкских анархистов-коммунистов не заканчивается. В середине книги можно встретить не менее интригующее, с учетом нынешних нравов, фото, на котором легендарный полицмейстер Темрюка Василий Графов, переловивший практически всех опасных анархистов города к 1910 году, спокойно и официально сидит в окружении этих самых «разбойников», уже обитателей Темрюкской тюрьмы.

В общем, материала, изложенного автором исследования, с подтверждениями и ссылками на источники, с лихвой хватит на создание нескольких захватывающих детективных рассказов и пьес.

Думающий читатель оценит труд Сергея Милованова по достоинству. Автор оставляет большой зазор для размышлений на тему философии истории для тех читателей, кто пытается у истории учиться, а не доказывать, к сожалению, непреложную истину: «История учит человека тому, что человек ничему не хочет учиться у истории».

Многочисленные факты и статистика дореволюционной полицейской жизни города, аккуратное перечисление практически всех полицмейстеров с объективной оценкой результатов их службы. Столкновение малоизвестных, до выхода книги в свет, фактов с общепризнанными историческими событиями. И все это – в контексте людских судеб. Жизни тех, кто хранил как талисман тексты революционных песен, устраивал забастовки и погромы, а также тех, кто искренне верил в то, что так жить общество не должно. Действительно, истина приходит в мир как озарение, а покидает его как ересь, оставляя нам, потомкам, странные впечатления и порой улыбку непонимания на устах.