Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

День памяти детей Ейского детского дома, погибших 9 октября 1942 года от рук немецко-фашистских захватчиков

В начале Великой Отечественной войны в Ейск из г. Симферополя был эвакуирован детский дом. В нем находились дети-инвалиды. После оккупации Ейска 9-10 октября 1942 года зондеркоманда СС-10а зверски убила 214 детей (102 девочки и 112 мальчиков) этого детского дома в машинах-“душегубках” и захоронила их трупы в районе садов.

Лишь в апреле 1943 года комиссия горсовета обнаружила за городом огромную братскую могилу и начала раскапывать ее. К ужасу присутствующих она была заполнена детскими телами. “Многие дети были с искаженными ужасом и мучениями лицами, некоторые умерли, обнявшись. При детях находились книги, гребни, фотографии, открытки, рисунки, платочки, расшитые самими детьми, кусочки вязаного кружева” (из акта комиссии).

Леонид Васильевич Дворников – один из тех воспитанников детского дома, кому удалось выжить.

После войны Л.В.Дворников давал показания по делу палачей зондеркоманды.  А в 2016 году вышла его книга “От имени погибших”, посвященная памяти погибших 214 воспитанников Ейского детского дома.

Здание было построено в конце XIX века местным купцом. На протяжении всей своей истории здесь располагалась школа, приют. Сейчас это интернат для слабослышащих детей. Жуткая история этого здания стала известна совсем недавно, когда сотрудники Ейского историко-краеведческого музея в своих архивах нашли книгу, а в ней были описаны страшные судьбы 214 детей, для которых этот дом стал последним пристанищем.

Леонид Дворников в 1942 году приехал в Ейск из Симферополя. Интернат для детей-инвалидов, в котором он воспитывался, эвакуировали на Кубань. Крымский город к тому моменту стал прифронтовым. Дворников и еще около 300 воспитанников поселились в купеческом доме. Ейск был выбран, потому что город тупиковый, расположен на полуострове, сюда не должны были войти немцы.

Но получилось иначе. Ейск стал первым кубанским городом, который взяли захватчики. Войска вермахта заняли его 5 августа 1942 года.

Тогда это была окраина города. Здесь редко видели солдат или полицаев. И первое время гитлеровцы не обращали никакого внимания на приют. Воспитанники были на самообеспечении. Через дорогу от дома начинались огороды,  и старшеклассники возделывали землю, собирали урожай. Этот факт помог 46 детям остаться в живых, они были на подсобном хозяйстве  9 октября 1942 года.

В тот день в детском доме осталось 215 человек. Внезапно ворота во двор распахнулись. В них въехала большая черная машина. Леонид Дворников на всю жизнь запомнил этот жуткий автомобиль. В дальнейшем он рассказывал:

— Машина стояла от меня в 3-4 м. так, что я свободно мог  заглянуть через открытую дверь в кузов. Там было сумрачно и пусто, как в гробу. Стенки и потолок, обитые железом, имели неопределенный цвет, а пол был настолько затоптан сотнями ног и покрыт рыжими пятнами, как в общественной уборной, что даже небольшая решетка посреди него определялась не сразу.

В дом, где жили дети, вошли офицеры подразделения СС. Персоналу интерната они приказали собрать воспитанников и погрузить в кузов машины. Свои действия объяснили: сирот необходимо увезти на лечение в Краснодар. Что это за машина, люди еще не знали. Воспитатели попытались сопротивляться, но гитлеровцы уже заталкивали детей в автомобиль.

Всего из детского дома оккупанты забрали 214 детей. В кузове душегубки их вывезли за черту города. Тела сбросили в противотанковый ров.

В музее есть список имен всех детей, убитых в тот день фашистами. Его составил единственный свидетель тех страшных событий Леонид Дворников. Сам он сумел убежать и спрятаться в стоящем рядом сарае. Имя Нины Шолоховой в его списке на первом месте.

(орфография и пунктуация сохранены)

АКТ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОГО ОСМОТРА ТРУПОВ

1943 год 15-го апреля нами врачами города Ейска судебно-медицинским экспертов – капитаном медицинской службы врачем КЕРИМОВЫМ И.А., хирургом ГЕНКИНОЙ А.Ф. и терапевтом МАКАРЕНКО Н.А. в присутствии понятых граждан города Ейска ЕГОРОВОЙ П.А., СИДОРЕНКО В.А., КИНЧЕВ П.П. произведен сего числа медицинский осмотр, без вскрытия, 214 трупов детей бывш. воспитанников Ейского детдома КрайСО.

Осмотр производили на месте раскопки могилы-ямы находящейся в восточной части города, около дороги идущей на хутор Симоновку 1500 метров от профеля тдущим на хутор Широчанский.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА:

По свидетельским показаниям, а такде и ознакомлением письменного материала о смерти вышеупомянутых детей, выяснено что дети были изъяты немцами 9/Х и 10/Х-1942 года и увезены в больших авто-машинах герметически закрытых, с металлическим кузовом в 1,5 м. вышины – типа дезкамеры.

В одну машину было брошено немцами до 80 детей, машины увозя детей, шли очень быстро.

 

ОСМОТР:

При раскопке могилы размером 4 х 3 глубина 2 м. нами обнаружено 214 детских трупов, мальчиков и девочек, в возрасте от 4-х до 7-ми лет (примерно лежащих безпорядочно друг на друге), большинство из них сцеплено руками попарно. У некоторых в руках были палки и костыли. Дети одеты в истлевшие одежды.

При медицинском осмотре обнаружено, что все трупы находятся в стадиях крайнего разложения с отсутствием кожных покровов (сгнили) и глазных яблок. Мягкие ткани и внутренние органы в стадии разложения “жировоска”, поэтому произвести вскрытие и лабораторные исследования НЕВОЗМОЖНО.

В мягких разложившихся тканях следов колотых, резаных и огнестрельных ранений не обнаружено. Кости при осмотре переломов и других повреждений не имеют. Шейная часть позвонков, следов нарушений и смещений позвонков не имеет. Инородных тел в мягких тканях не найдено.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

На основании вышеизложенного: отсутствие ран в мягких тканях, инородных тел, переломов костей и каких-либо явных следов насилия, а также на основании свидетельских показаний о том, что дети были увезены в герметически закрытых машинах, при большой скорости, мы можем предположить, что смерть детей наступила вследствии асфиксии (удушение). Ввиду отсутсвия данных вскрытия и лабораторного исследования, дать заключения о механизме удушения не представляется возможным.