Уникальный проект музея: День в истории Кубани

Краснодар

Гимназическая 67

К 106-летию пребывания Константина Бальмонта в Екатеринодаре

Хочу быть дерзким, хочу быть смелым,
Из сочных гроздей венки свивать…
К. Бальмонт

 

Одно из имен длинного ряда поэтов Серебряного века – Константин Бальмонт. Великий «баламут» и автор строк, вынесенных в эпиграф, которые в начале ХХ века знала вся Россия. Его стихи читали практически все. Даже Лев Толстой, сомнительно относившийся к творчеству символистов и акмеистов, прочитал его сборник стихов. Правда и вердикт был истинно толстовский: «Красиво. Но можно немного смысла?». Тем не менее, публику это не смущало и в общей сложности Константином Дмитриевичем было издано более тридцати поэтических сборников, большое количество переводов. И, конечно, не все в них было бессмысленным:

В глухие дни Бориса Годунова
Во мгле Российской пасмурной страны,
Толпы людей скиталися без крова,
И по ночам всходило две луны…

Вот таких исторических тем касался поэт. И это чрезвычайно разительно отличает это стихотворение от тех, которыми он стал знаменит:

Я – изысканность русской медлительной речи,

Предо мною другие поэты – предтечи…

Это было нагло, вызывающе… И за это его любили. Ходили на его поэтические выступления, расхватывали книги стихов и переписывали друг у друга в «заветную тетрадь».

Мы унижаемся и спорим
Со своею собственной душой.
Я на год надышался морем,
И на год я для всех чужой.

О бесшабашности Константина Бальмонта, его «надмирности», не от мира сего (ловить бабочек в казино!), много говорили. А о его любовных похождениях, страданиях и ревности, прыжке из окна пишут до сих пор. И в этом ряде трагедий и радостей трудно выделить его какой-то «апофеоз» – пик творчества и славы. Это был целый период Серебряного века в России, от первого его поэтического сборника «В безбрежности» 1895-го года (откровенно слабого), до «Будем как солнце» 1902-го года, принесшего поэту настоящую славу. Потом будет первая эмиграция 1906-го года, когда Бальмонта за его революционные высказывания «попросили» из России. Затем возвращение в 1913-м и пышный торжественный прием на Брестском вокзале Москвы. Его не забыли, а даже наоборот, приветствовали, как не сдавшегося героя. В кабаре или иначе «артистическом клубе» Петербурга «Бродячая собака» ему сделали пышный прием и чествование, притом, что символисты о нём не забывали. Это было особое исключение, сделанное для него и Федора Сологуба.

Тогда же в начале 1914 года Константин Бальмонт по примеру других поэтов устроил тур своих поэтико-лекционных выступлений. В апреле поэт объезжал города Юга – из Грузии на Северный Кавказ и Кубань. 1 апреля за день до приезда поэта в Екатеринодар в газете «Кубанский курьер» было опубликовано стихотворение «К Бальмонту» и статья кубанского журналиста П. Кузьменко «Поэт-кудесник».

На литературном вечере в Екатериндаре 2 апреля 1914 года Константин Дмитриевич читал свои программные стихи: «Двойная жизнь», «Четверогласие стихий», цикл «Змеиный глаз» и другие, а также лекцию о новой литературе.

Дальше поэт поехал по городам и весям необозримой России, добравшись до Дальнего Востока. Затем поддержанная, но в итоге не принятая революция и эмиграция в Париж, полученная по ходатайствам друга-поэта Юрия Балтрушайтиса. Но это был уже закат. Константин Бальмонт, как и Игорь Северянин, теперь не были всеобщими любимцами публики. Просто эмигранты.

Забвение. Эмиграция. Великая Отечественная война, на фоне которой, как слух, слышатся слова о том, что знаменитый поэт Серебряного века сходит с ума и умирает в больнице под Парижем.

О Константине Дмитриевиче Бальмонте написано много. В последнее время появились работы, переоценивающие его вклад в русскую литературу и, исследующие период его второй эмиграции. Стихи поэта легко найти в Сети Интернет. Опубликован его автобиографический рассказ «Воздушный путь». Его стихи напечатаны в одном из томов Всемирной литературы «Русская поэзия начала ХХ века (дооктябрьский период)» (М., 1977 г.) и книге И. Одоевцевой «На берегах Сены» (М., 1989 г.) (о Бальмонте на с. 217 – 228).